Я люблю тебя, Жизнь,
      и надеюсь, что это взаимно!






Смотрите авторскую программу Дмитрия Гордона

1–7 сентября



Первый Национальный
  • Станислав ШУШКЕВИЧ 6 сентября в 17.30 (I часть) и 7 сентября в 17.30 (II часть)

    Tonis
  • Натан ЩАРАНСКИЙ 1 сентября в 19.00 (I часть), 2 сентября в 19.00 (II часть) и 3 сентября (III часть)
  • Николай СЛИЧЕНКО 4 сентября в 19.00 (I часть) и 5 сентября в 19.00 (II часть)

    ЦК
  • Эдуард ШЕВАРДНАДЗЕ 6 сентября в 15.30 (I часть) и 7 сентября в 15.35 (II часть)

















  • 2 января 2005. Первый национальный канал

    Руслана ЛЫЖИЧКО: "Друзья, свяжите нас с Сашком, бросьте в какой-то поезд, отвезите в Карпаты. Закройте где-нибудь в хате, и в Украине появится очень дикий, перспективный ребенок от классных родителей"



    В нашем старательно окученном шоу-бизнесе "дикарка" Руслана - такая же экзотика, как цветок душистых прерий на сельском огороде. Неудивительно, что бойких подражателей, готовых эксплуатировать ее образ и стиль, пока не видно: уж больно это накладно для холеных звезд родимой эстрады, которые в основном норовят поразить воображение публики роскошными туалетами и камнями от Сваровски.

    Руслана никогда не зацикливалась на благах цивилизации. Размеренной обывательской жизни она предпочитала экстрим, а современной дискотеке - древний гуцульский танец "аркан". Вместе с мамой и мужем (а также продюсером) Александром Ксенофонтовым она жила в плохонькой квартирке, но студия у нее была самая навороченная. Она выглядела скромной студенткой, зато ее проекты, будь то фильм "Рождество с Русланой" или выступление с симфоническим оркестром на "Таврийских играх", всегда отличал вселенский размах.

    По пути к цели могла отказывать техника. Например, БМР - "боевую машину Русланы" (так муж окрестил их подержанный "мерседес"), добитую на горных дорогах, перед съемкой "Диких танцiв" пришлось заменить "хаммером". Иногда подводило бренное тело. Минувшим летом, вернувшись из Москвы после очередного концерта, певица попала в больницу с диагнозом "переутомление, нерегулярное питание, постоянный стресс". Но никогда не сдавался ее неукротимый дух.

    Ну а теперь главное. Чтобы Украину наконец-то узнали и полюбили во всем мире, народная артистка Руслана Лыжичко вместе с братьями Кличко и Андреем Шевченко сделали, на мой взгляд, куда больше, чем все политики, вместе взятые. И еще больше она сделала для того, чтобы украинцы перестали считать себя людьми второго сорта, чтобы навсегда избавились от гнетущего комплекса неполноценности.


    "Кикабидзе называл меня гранд-принцессой"

    - Да, Руслана, ты сейчас нарасхват. Вчера выступала в Страсбурге в Европарламенте, завтра летишь в Стамбул. Спасибо, что по старой дружбе выкроила для "Бульвара" время...

    - Я очень искренний человек и, что бы ни случилось, считаю себя одной из... Хочу подчеркнуть, что без всех вас победа на "Евровидении" не имела бы такого вдохновения. Все-таки кто-то воодушевляет нас на то, чтобы мы превратили свою жизнь в сплошные переезды, концерты, встречи, интервью...

    В последнее время я вижу, что направления работы меняются порой на 180, 360 градусов. Не знаю, куда меня судьба занесет дальше, и все же признаюсь: осознавать, что ты находишься на таком уровне, не только очень ответственно, но и чрезвычайно приятно, захватывающе. Представь: выступаешь в Брюсселе и узнаешь, что здесь, по соседству с Европарламентом, Руслана и "Дикi танцi" уже 11 недель на первых местах хит-парадов. Конечно же, в результате меняется отношение к Украине. Сейчас в Европе (за весь мир не ручаюсь) буквально на моих глазах создается реальный фан-клуб Украины.

    - Еще год назад подобное казалось невозможным...

    - Тем не менее фан-клуб существует! После моего первого места на конкурсе "Евровидение", после побед Виталика Кличко и "Золотого мяча" Андрея Шевченко в мире прорезались настоящие симпатия и интерес к нашей родине. Поэтому я посмела сказать во многих своих интервью, что считаю Украину открытием прошлого года. И это только начало - моя страна набирает неимоверные темпы.

    - Я вспоминаю август 96-го года, "Славянский базар в Витебске". Вместе с Таей Повалий, Игорем Лихутой и Юрием Рыбчинским я летел туда на праздник "Бульвара", проходивший на центральной площади города. Когда самолет приземлился в Минском аэропорту, я подошел к встречавшим нас авто и увидел, ты уж меня прости, невзрачную какую-то девочку, стоявшую с парнем (это был Саша Ксенофонтов) и мамой. "А это еще кто?" - спрашиваю у Юрия Евгеньевича. "Руслана Лыжичко - будущая победительница". Я засомневался: "Не может быть", но когда ты вышла на витебскую сцену, когда запела "Ой, летiли дикi гуси", весь зал испытал шок. Стало понятно, что родилась новая звезда со своим лицом, певица, которая притягивает к себе присущей только ей энергетикой. Что ты тогда чувствовала? Понимала, что станешь первой, лучшей?

    - Я вот тебя слушаю... Вчера в Европарламенте во время пресс-конференции меня попросили спеть украинскую песню. Любую, на мой вкус. В таких случаях при малейшей возможности я пою "Ой, летiли дикi гуси" Поклада и Рыбчинского и всегда вижу, как людей это поражает, захватывает. Я стараюсь исполнять ее а капелла, то есть без инструментов, без сопровождения. Теперь представь себе зал Европарламента, где микрофоны исключительно для того, чтобы говорить, - никто там не кричит, и большого напряжения они просто не выдерживают. Я начала в полный голос и сразу поняла, что микрофон лучше убрать... Пела в реальной акустике.

    ...После Витебска эта песня всегда со мной, она меня греет, как что-то очень родное. Тогда, на "Славянском базаре", я чувствовала волнение. Вообще-то, оно перед любыми важными событиями в жизни сказывается, но есть волнение, когда ты просто не можешь взять себя в руки. Нервы шалят, все трясется, ноги подкашиваются так, что впору упасть... Думаешь: "Ну зачем это мне нужно?". А тут другое. Уверенности, что я стану победительницей, не было. Такое чувство - стопроцентное! - грело меня на конкурсе "Евровидение" в Стамбуле, но к этому времени я уже прошла школу "Славянского базара", научилась к себе - к внутреннему голосу, шестому чувству, или, скажем так, к интуиции, - прислушиваться...

    В Витебске у меня было огромное желание, я буквально рвалась на сцену. Мы с Сашей только начали экспериментировать и были недовольны аранжировкой, которую сделали. Я утешала себя тем, что мне удались кое-какие решения, что Поклад похвалил за гармоничные ходы. Помню, ныне покойный Мулявин подошел и сказал: "Вот не верю я, что эту песню ты сама аранжировала. Что-то здесь не то". - "Ну я же пианистка, - оправдываюсь, - за плечами консерватория... Честное слово!". А Кикабидзе ходил и все повторял: "Гранд-принцесса"... Почему-то вспомнилось...

    Может, ты помнишь атмосферу вокруг нашей делегации? Было безумно доброжелательное отношение. Такое же я сейчас чувствую в связи с последними политическими событиями. Каждый раз слово "Украина" вызывает у людей большую теплоту, позитивные эмоции... Они улыбаются, у них сияют глаза.

    "Я дикая! Если идея, пусть даже ненормальная, пришла мне в голову, остановить меня невозможно"

    - Я внимательно за тобой слежу, и мне иногда кажется, что по жизни тебя ведет какая-то счастливая звезда. В твоих глазах я всегда вижу уверенность в том, что все будет хорошо, что ты придешь к цели, добьешься успеха. Что это за чувство такое, откуда оно у тебя?

    - То, что я вижу впереди, необыкновенно...

    - Неужели ты просто хорошая актриса и именно поэтому всех заряжаешь энергией?

    - Нет, я точно не играю. Знаешь, когда стоит ясная погода, совершая восхождение, альпинисты видят свою основную цель, вершину, и спокойно к ней идут. А у меня такое чувство, что я не вижу конца пути, потому что и сама не знаю, чего хочу, где он, мой потолок. "Саша, - говорила мужу, - после "Евровидения" поедем на недельку на отдых, обещаю. И дети у нас будут, честное слово". Куда там - снова куда-то тянет, захватывает творческий азарт! В общем, сидеть и ничего не делать - это для нас трагедия. Все-таки, если уместно такое сравнение, впереди часто все закрыто тучами, и мы идем вслепую.

    - Но плохое настроение у тебя бывает?

    - Конечно! И слезы, и нервы, и даже срывы, хотя не бывает депрессий. К счастью, я даже не знаю, что это такое.

    - Многие наши певцы говорили мне еще два-три года назад: "Зачем эти дикие танцы?! Какие дикари?! Куда она идет? Что это за направление: и не рок, и не поп? Народу это не нужно. Кого она хочет удивить? Девочка явно забрела не в ту степь!". А ты сама чувствовала, что куда-то не туда идешь?

    - Все эти разговоры я тоже слышала, но они не сбили меня, как говорится, с панталыку. Это было еще перед "Евровидением"... Если бы мы не ехали на конкурс, нам сказали бы: "Классная песня!", а тут как через лупу высматривали недостатки, такие нюансы находили... И то не так, и это... За что только не критиковали: и за акцент, и за слова, и темп не такой...

    -...и что на "Евровидение" едешь - плохо...

    - Дискуссий было море, но, знаешь, я просто никого не слушала, доверилась своей интуиции. Был момент, когда и Сашко начал анализировать эти замечания, старался профессионально их взвешивать, пытался меня убедить: "Давай прислушаемся - может, есть во всем этом зерно". - "Давай так, - говорю, - если ничего не выйдет, тогда я скажу, что была не права: нужно было учесть критику". В принципе, я такой человек: если уж на что-то настроилась и погнала... Как говорят в Европе: "I’m wild". Я дикая! Все! (Смеется). Если идея, пусть даже ненормальная, пришла мне в голову, остановить меня невозможно.

    - Удобная позиция: "Я дикая, поэтому не трогайте!"...

    - А что делать, если пересилить свою натуру не могу? Да, иногда бывают ошибки. И знаешь, что самое тяжелое? Когда израсходованы деньги - это еще полбеды. Вот уж о чем никогда сожалеть не нужно.

    - Насколько я знаю, было много ситуаций, когда вы с Сашей тратили буквально все - до копейки...

    - Причем собственное! Но хуже всего, когда затрачено много творческих усилий, энергии, а ты недоволен результатом. Вот что самое страшное! А когда результатом удовлетворен и продолжаешь идти вперед, разговоры вокруг уже не имеют никакого значения. Именно таким уверенным тараном мы ехали на "Евровидение".

    "Пусть Скрипка в глаза скажет, что ему от меня нужно"

    - Все видели там твою блестящую победу. Честно говоря, этого никто не ожидал. Да, многие на что-то надеялись: ну на второе, на третье место, но чтобы первое! Я, например, не знаю человека, накануне уверенно заявившего, что победит Руслана. Это была неожиданность!

    - Продолжай, мне очень интересно...

    - Потом я беседовал со многими твоими коллегами. Украинские певцы, особенно певицы, отзывались сдержанно: "Да ну! Они (европейцы. - Д. Г.) просто таких танцев еще не видели. А нас этим не удивишь". Российские же выдающиеся музыканты восхищения не скрывали. Например, такие мэтры, профессионалы, как Александр Розенбаум, Валерий Леонтьев и Тамара Гвердцители, говорили мне: "Нет, не все здесь так просто. Это серьезная музыкальная работа, это на эстраде явление. Такого еще действительно не было ни у нас, ни у них". Твою победу они оценили с позиции сильных людей, которые разглядели и признали в тебе тоже сильного человека.

    Ну а ты, радуясь успеху в Стамбуле, понимала, что здесь, в Киеве, со стороны коллег начнется банальная зависть? Понимала, что будут какие-то награды, которые тебе, может, и не захочется принимать, какие-то приемы, на которых, может, не захочется бывать?


    - По поводу Розенбаума... Пару дней назад я участвовала в грандиозном сборном концерте в Москве, и Александр Яковлевич - ты абсолютно прав - сам ко мне подошел, осыпал комплиментами, несколько слов сказал даже по-украински. Очень теплый разговор был и с Газмановым, и с Леонтьевым, и с Киркоровым (мы виделись с ним в Лас-Вегасе). Многие российские артисты, вплоть до "Фабрики звезд", наговорили кучу каких-то добрых вещей.

    - Причем, я уверен, искренне!

    - Я тоже не думаю, что они лицемерили, - им это абсолютно не нужно. Это были не те дежурные комплименты, которые просто нужно сделать, потому что...

    -...иного выхода нет...

    - Тем более что никто не заставлял их ко мне подходить. Что же касается зависти... (Пауза). Сама я такого чувства не знаю, поэтому на себе его не ощущаю. До меня
    Ющенко, Лыжичко, Кличко – эти фамилии стали символами Украины
    Ющенко, Лыжичко, Кличко – эти фамилии стали символами Украины
    подобные разговоры не совсем доходят, я настолько занята, что пропускаю их мимо ушей. Чтобы они вызвали у меня какую-то эмоциональную реакцию, нужно, чтобы со мной вступили в дискуссию. Не просто сказали: "Ты плохо поешь", а аргументировали. Меня могла бы зацепить критика композитора, аранжировщика, вокалиста - человека, который нашел у меня реальные ошибки и на них указал. Вот тогда я бы действительно ходила сама не своя, рвала бы на себе волосы...

    Так, кстати, бывает, если замечания делают мама или Саша. Муж перед "Евровидением" такое мне говорил, что я по ночам спать не могла. Ой, у меня сразу дыбом все поднимается - во-о-от такая становлюсь. А просто зависть меня не задевает, я никогда на ней не фиксируюсь.

    Знаешь, в тот момент, когда после "Евровидения" я вернулась домой, в новом, так сказать, статусе, первая реакция была настороженная: люди просто не знали, как себя вести, что говорить. Только после того, как я бросалась им на шею или хлопала по плечу: "Все в порядке!", у нас начинался нормальный разговор. Мы прекрасно общались и с Таей Повалий, и с Ани Лорак... С Пономаревым и так ясно, мы друзья, а когда с тем же Вакарчуком встретились на Майдане на баррикадах, он говорит: "Ну, если год назад недоразумения между нами и были, то теперь все нормально, все хорошо". Единственное, что обижает... Ну скажи, чего это Скрипка меня так не любит? Что с ним случилось? Пусть в глаза скажет: что ему от меня нужно?

    - Может, ты ему нравишься?

    - (Смеется). В одном, втором, третьем интервью уколол... Да будь мужиком: приди, скажи, чем я тебе насолила.

    - У вас был шанс встретиться на тех же баррикадах...

    - Я этого, честно говоря, ждала, думала, может, хоть там откровенно поговорим. Не знаю, почему Олег время от времени озвучивает обо мне какие-то странные вещи, - конфликта у нас никогда не было. Тем не менее все, что хотела, уже ответила ему через телекамеру, через газетные интервью. Даже не хочу повторять - как пишут на "Евроньюс": no comment. А со всеми остальными у нас просто шикарные отношения. Если люди критикуют меня не огульно: она, мол, плохая и все, - если высказывают свою мысль, я стараюсь прислушаться. Всегда толерантно ко всем мнениям отношусь, и мне это помогает.

    "Кто меня финансировал? Голову даю на отсечение: не Янукович и не Ющенко"

    - Я не хотел касаться политики, потому что ее сейчас столько...

    -...нет, давай! Давай про политику...

    -...но не могу обойти тему, которая широко обсуждается не только среди людей искусства. Когда ты победила в Стамбуле, многие задавались вопросом: кто оплатил поездку на "Евровидение"? Одни говорили: "Деньги дал Янукович", другие: "Спонсором, с прицелом на президентскую кампанию, стал Ющенко"...

    - Такое впечатление, что, кроме Ющенко, никто мне не может дать денег! Ой, сначала я хочу вернуться к вопросу, - сейчас о нем вспомнила! - были ли банкеты, встречи и награды, которых я не хотела, которые были мне неприятны.

    - Ну разумеется, были!

    - Пару раз вообще был реальный экстрим. Практически все руководители банков и крупные бизнесмены - о политиках уже молчу - меня приветствовали, но особенно запомнился день, когда я сильно задерживалась. Коротая время, люди пропустили рюмку, другую... Словом, напились, и соответственно, когда встречали меня, их уже приходилось держать. Из последних сил, но они все-таки произнесли: "Вiтаємо! За Руслану! За Україну!" - и ба-бах! Это так искренне было...

    Если какие-то поздравления и могли обидеть, то только неискренние... Некоторые все-таки были не то что протокольными, а очень, как на мой взгляд, эгоистичными. Естественно, я не воспринимала их как настоящие, от сердца идущие. Думаю, ты понимаешь, о чем речь...

    Что же касается политики... Сегодня я абсолютно уверена: это меня Бог наказал. Чем больше я говорила, что вне политики, тем больше она на меня наваливалась. Чем больше твердила, что абстрагируюсь от агитации, тем сильнее мое имя затягивало в этот водоворот. Такая мне выпала судьба! После победы на "Евровидении" Виталий Кличко вручал мне награду "World Music Awards" в Лас-Вегасе. Это была наша первая встреча, и после церемонии он сказал: "Мне очень понравилась твоя фраза: "Мне политики не нужны, а почему я им нужна, это понятно". Так оно, в принципе, и есть. Повторяю: мне политика не нужна ни при каких обстоятельствах и ни в каком виде.

    - И политики, очевидно, тоже - ты человек мира...

    - Ну а почему я стала нужна политике и политикам? Ты же понимаешь! Кто меня финансировал? Голову даю на отсечение: не Янукович и не Ющенко...

    - Перестань, никто не поверит!

    - Верить или не верить - дело такое, но мой характер не позволил бы все это отрицать, если бы я имела финансирование оттуда или отсюда. Поэтому, в принципе, я свободно себя чувствовала, когда обстановка в стране осложнилась. Я была независима от политики и смогла обнародовать свою позицию, а что политика меня использовала - однозначно. И по сей день это продолжается.

    Это началось с моего назначения "советником" экс-премьер-министра и закончилось так называемым дуэтом в Днепропетровске, когда мы приветствовали металлургов. (Там во время праздничного концерта Виктор Янукович спел с Русланой песню из фильма "Весна на Заречной улице". - Д. Г.). Несчастные металлурги больше всего пострадали, потому что после того праздника я дала пресс-конференцию. Увы, судя по всему, она не была услышана, как и остальные мои заявления. Чем больше я говорила, что вне политики, тем чаще мое имя появлялось в том или ином контексте...

    Большинство людей считали, что я просто делаю из них дураков, обманываю, заигрываю с ними... Дескать, взяла деньги, а теперь стараюсь и для народа остаться хорошей, и с другой стороны продолжаю присутствовать.

    - Позволь, я тебя перебью. Один очень уважаемый человек из команды бывшего премьер-министра Украины сказал мне: "Я убеждал Виктора Федоровича не брать Руслану советником. Увы, он не послушал и получил нож в спину. А ведь я же предупреждал!"...

    - (Вздыхает). Печально! Чтобы эту ситуацию прояснить, скажу только одно. К сожалению, мне ни разу так и не удалось дать Виктору Федоровичу совет.

    Знаешь, меня один раз пустили в Европарламент и то выдали солидный пропуск...

    -...как советнику Ландсбергиса...

    - Да, ты его видел. А когда меня объявили советником премьер-министра, мое удостоверение даже не подписали. Не знаю, кто и что там Виктору Федоровичу советовал, но если ожидали, что это буду я, то хотя бы процедурные нормы нужно было соблюсти. Не только назначить, но и дать возможность что-то сделать. Я не пошла ни на одну встречу и, в принципе, все время чувствовала, что меня используют. А кому бы это понравилось? Меня оскорбляет любая фальшь. Не уживаюсь с ней, терпеть ее не могу! И все же я молчала. Толерантно относилась к ситуации, хотя она продолжалась все лето и всю осень.

    - Тем не менее очень предусмотрительно покинула Украину...

    - (Вздыхает). Помнишь, летом я провела пресс-конференцию, на которой сказала: "Вернусь после выборов и сразу же дам концерт в Киеве"?

    - Я это оценил...

    - 25 ноября ты был на моем концерте во Дворце спорта, а выборы - второй тур - прошли 21-го. Никто же не знал, что развернутся такие события, что все приобретет невиданный резонанс. Тем не менее я очень и очень счастлива, что именно так все случилось. Если ради этих процессов мне нужно было принести себя в какую-то частичную жертву... Ну что ж, я готова. Это уже потом пусть анализируют, правильно или неправильно в тот или иной момент я поступила. Я действовала так, как велело мое сердце, и нам не в чем себя упрекать, обвинять. Вся Европа говорит, что правда не там, где политики, советники и бизнесмены, а там, где народ. Думаю, этим все сказано.

    "Умение прощать - это второй этап. А первый - умение не оскорблять"

    - Признаюсь тебе: я очень люблю (и как мужчина, и как слушатель, и как зритель) Софию Ротару. Она, на мой взгляд, кроме всего прочего, очень умная женщина...

    -...мудрая!

    - Надеюсь, София Михайловна на меня не обидится, если я обнародую кое-что из нашего разговора. Несколько месяцев назад она мне тихонько сказала: "Мне за участие в агитации за одного из кандидатов в президенты такие большие деньги предлагали... А я сказала, что не для того 31 год зарабатывала себе имя, чтобы сейчас ради политики его разрушить! Я что, с голоду умираю? Мне кушать не на что? И никуда не поехала. Как ты считаешь, это правильно?". Я только руками развел: "Единственно правильно".

    Мы не можем сейчас обойти эту тему, потому что кто-то из артистов пел за одного кандидата в президенты, кто-то за другого. Потом между ними начались свары, скандалы - противно смотреть. Как человек, как гражданин я не могу понять: ну зачем теперь поливать грязью Таисию Повалий или Яна Табачника, которые поехали агитировать за Януковича от чистого сердца? К чему критиковать Вакарчука или Пономарева, которые также от чистого сердца агитировали за Ющенко?

    Здесь, на мой взгляд, вступили в силу другие механизмы. Артисты, которые, мягко говоря, друг друга недолюбливали, начали сводить счеты. Повторяю: ты - человек мира. Однажды, когда я хотел кое о чем поговорить с Валерием Васильевичем Лобановским, он мне сказал: "Ну зачем, зачем я буду изливать душу? Я уже там...". Он поднял указательный палец и посмотрел вверх. Думаю, ты тоже уже там или на подступах туда, поэтому можешь говорить о таких вещах абсолютно спокойно. Что думаешь по этому поводу?


    - Думаю, что все будет классно, что все будут выступать на одной сцене, как и выступали. Я много общалась с нашими артистами и из того, и из другого лагеря, потому что большинство тех, кого ты назвал, - мои друзья. Я тоже разговаривала с Софией Ротару и тоже прекрасно знаю эту историю.

    - Этой женщине можно поаплодировать, правда?

    - Однозначно! Она вообще человек добра. Карпаты, Буковина, Черновцы, откуда она родом, - это край любви и вдохновения.

    В те непростые дни я звонила Софии Михайловне, советовалась с ней... Мне кажется, то, что сейчас происходит - не только между исполнителями, но и между политиками, бизнесменами, - нужно пережить. Так случилось, что в какой-то момент каждый видел ситуацию по-своему. Единственное, что нам нужно, - это постараться друг друга понять...

    Перед вторым туром голосования, за пять дней до него, я сказала: "Нам уже сегодня нужно учиться жить вместе. В одной стране, на одной сцене, в одном парламенте, в одной экономической системе". Все ведь взаимосвязано, и прежде, чем кого-то обвинять и упрекать, может, стоит все-таки попробовать поступить мудро, честно, с открытым сердцем, с открытой душой. Я знаю, что украинское сердце очень большое. Его невозможно ни показать, ни описать, но в нем помещается столько чувств! Европа удивлена тем, что происходит в Украине, поэтому, я думаю, толерантность, уважение и любовь должны сейчас быть с нами.

    - И умение прощать, наверное?

    - Ну конечно! Я бы даже сказала точнее. Прощать - это уже второй этап. Первый - умение не оскорблять друг друга. Наступил период, который требует спокойствия. И так произошел
    Руслана целует Сашу и как продюсера, и как мужа
    Руслана целует Сашу и как продюсера, и как мужа
    взрыв (слава Богу, он был мирный!). Мы должны благодарить Бога за то, что в Украине не случилось того, что бывало в других странах и могло произойти у нас. Я встречалась с президентом Литвы Адамкусом, встречалась с Ландсбергисом. Он, как известно, символ революции в Литве и Прибалтике, вообще историческая личность...

    Я неоднократно говорила с поляками, которые понимают, что сейчас переживаем мы... Я как раз была в Польше в декабре 1981 года, когда у них ввели военное положение. Тогда развернулась целая кампания вокруг того, почему генерал Ярузельский решился на такой шаг. В результате дебатов пришли к выводу: он это сделал, потому что не хотел, чтобы страну оккупировали советские войска. Поэтому, я думаю, самое главное, что не пролилась кровь, и дай Бог, чтобы и дальше ее не было.

    "Если бы меня оставили в покое месяца на три, я бы десяток альбомов записала"

    - Давай теперь вместе скажем всем, от кого это зависит: "Не трогайте артистов!"...

    - Давай, я действительно хочу их отстоять. Пусть простят меня за мою такую толерантную и добродушную позицию, но я понимаю даже тех, кто принимал участие в агитации за экс-премьер-министра. Я знаю их отношение - оно разное. Кто-то придал значение тому, что это акция политическая, а кто-то нет, подумал, что это просто работа...

    - Возможность заработать деньги!

    - Поехал и в итоге оказался в такой ситуации.

    Поэтому, я думаю, что не нужно артистов ссорить. Вообще никого в этой ситуации не надо сталкивать. Мы вышли на улицы по одной и той же причине: мы люди и хотим, чтобы к нам относились как к людям. Боролись за право жить по-человечески, а не потому, что у кого-то одни убеждения, у кого-то другие.

    - Руслана, на мой взгляд, сейчас ты отчасти стала заложницей своего же имиджа. "Дикi танцi" - это замечательно, но меня гложет мысль: а что дальше? Нельзя же до бесконечности...

    - Прости, что перебиваю, но не только тебя - меня тоже эта мысль посещает. На самом деле у меня очень много идей, музыкального материала. Вот если бы оставили в покое месяца на три, я бы записала альбомов 10.

    - Не могут оставить?

    - По май уже каждый день расписан. И после мая тоже. Я в каком-то постоянном движении.

    - Это хорошо или плохо?

    - Хорошо потому, что есть движение, которого сердце Близнеца требует - без него я впадаю в отчаяние. С другой стороны, когда хочется сосредоточиться и полностью отдаться творчеству, это, естественно, раздражает. Согласись: все - напрасная суета, если не сделаешь достойно то, что тебя греет.

    Меня сейчас вообще по разным сферам бросает. Я же дипломированный дирижер и хочу делать классические концерты. Мы уже договорились со многими музыкантами, исполнителями классической музыки, и я все-таки возьму в руки дирижерскую палочку. Точно так же мы не отказываемся от постановки шоу. Мы довольны результатом того, которое уже сделали, и хотим продолжать в этом направлении экспериментировать. Может, поставим мюзикл, может, какой-то иной глобальный жанр освоим.

    - Будет совсем другая Руслана?

    - Будет, но какая, сказать не могу, потому что и сама не знаю, чего от себя ожидать. Если я сама себя иногда шокирую, то остальных и подавно. Не исключены самые разные, даже абсолютно противоположные проявления. Я нормальный Близнец, а тот, кто под этим знаком рожден, плачет и смеется одновременно. Поэтому я думаю, что вернусь и к лирическим песням, и, возможно, мы еще очень острые вещи сделаем, и классику вспоминаю с хорошей такой ностальгией. Сейчас есть все возможности, и нужно их реализовывать. Даже такие, как приглашение приехать в Страсбург, выступить там в стенах Европарламента, рассказать о сегодняшней Украине...

    - Удалось, кстати, что-то сказать?

    - И сказать, и спеть... Они прислушались, потому что это была речь не политика, а просто человека. Единственная моя цель была - обратить внимание на Украину, я хотела, чтобы они смотрели на нас открытыми, непредубежденными глазами. Так, как, собственно говоря, уже начали смотреть...

    "Саша прощает мне все. Даже то, что не следовало бы"

    - В США никого не удивишь тем, что известные актеры идут в политику. Рейган был президентом, которого вся Америка обожала, символ нации Арнольд Шварценеггер стал губернатором Калифорнии. А символ украинской нации Руслана может пойти в политику?

    - Нет. Нет! Когда я сказала об этом в Европарламенте, кое-кто очень расстроился, разочаровался. "Если бы ты сюда приехала, - мне говорили, - мы бы некоторые процессы ускорили". Тем не менее я наблюдала разногласия между европарламентариями, и когда мне предложили заняться какими-нибудь политическими делами, прямо спросила: "А можно оставаться в политике независимой?". Мне ответили, что можно, но я этого пока не чувствую. Главное - быть независимой. Для меня, дикой, "свобода" - самое сладкое слово.

    - А я вот смотрю на Оксану Билозир, прекрасную певицу, которая очень органично себя чувствует не только на сцене, но и в украинском парламенте, и понимаю: такой депутат не может сделать чего-то плохого, призвать к крови и беспорядкам, потому что она женщина, мать. В Верховной Раде и так такое напряжение... Думаю, что чем больше там будет женщин, причем известных, любимых народом, тем лучше...

    - Это хороший месседж... Нину Матвиенко туда бы... Там, действительно, нужны женщины, чтобы было кому мужчин (пусть они мне простят) успокаивать...

    - Чтобы плохой ауры, злости не было...

    - Но я чувствую: политика - это пока не мое. Мне ничего от нее не нужно, хотя иногда я с удовольствием ей занимаюсь.

    - Уже много лет ты живешь со своим супругом и одновременно продюсером Сашей. По-моему, лучшего мужа быть не может. Он так понимает тебя и столько делает для того, чтобы ты была там, наверху...

    - Сразу предупреждаю: это больная для меня тема.

    - Да? А я к самому болезненному только перехожу. Думаю, каждый день видеть одно и то же, пускай даже родное лицо, с утра до ночи слышать одного человека, наверное, надоедает. И это при том, что в мире столько соблазнов, столько мужчин вокруг. Особенно теперь, когда ты победила на "Евровидении" и можешь общаться с разными выдающимися людьми - от боксеров Кличко до президентов стран. Бывают какие-то искушения, не возникает иногда мысль, что муж может и подождать?

    - Саша, если ты меня слышишь, заткни уши. (Вздыхает). После "Евровидения" мы часто начали расставаться, редко теперь видимся...

    - ???

    - Постоянные разъезды... Накапливается очень много вопросов, которые мы не успеем решить, если будем везде вместе. Поэтому, когда я еду куда-нибудь на неделю, он остается в Украине или едет в другую страну готовить концерт там... По правде, если я так уверенно себя в жизни чувствую, то лишь потому, что у меня есть Сашко. Если бы не он... не было бы во мне столько силы.

    - И все-таки неужели никаких смущающих, крамольных мыслей нет...

    - Я настоящая женщина! (Улыбается).

    - Дикая женщина!

    - Которая чувствует за собой широкие, сильные плечи и знает, что ее любят. Он мне прощает все! Иногда даже то, что, возможно, и не стоило бы прощать, за что следует и наказывать. Сейчас я чувствую перед ним вину за то, что слишком мало уделяю ему внимания. За это мне стыдно. Я ведь должна ему дарить заботу и ласку. Хочу поехать с ним отдохнуть, потому что полгода до "Евровидения" и полгода после него было так тяжело... Впрочем, и сейчас не сахар: подготовка к проведению "Евровидения" в Киеве - очень ответственный период, и если я не выкрою для семьи время, буду незаботливой, неправильной, если хочешь, женой. Нет, я обязательно должна его отблагодарить, побыть с ним. Это тот единственный комплекс, который на мне висит. Без Саши, я думаю, меня бы не видели, не слышали и никогда не узнали.

    "Вас, мужчин, ругать и бить нужно с утра до вечера"

    - Так, теперь я ставлю себя на его место и думаю: Руслану носит на руках весь мир, у нее очень много возможностей и соблазнов...

    - (Вздыхает). Мужчины такие ревнивые!

    - А Саша ревнует?

    - И абсолютно безосновательно. Это просто ужас! Вас нужно ругать и бить с утра и до вечера.

    Мне часто приходится объяснять ему определенные ситуации. Бывает, он надуется, молчит, слова не произносит. Я начинаю лихорадочно вспоминать, что стало тому причиной, перебираю в памяти весь вечер. Откапываю такую мелочь!.. Часто мне и в голову не могло прийти, что это его обидит.

    - А немелочи бывают?

    - Вот как раз немелочей не бывает, поэтому и нужно к мелочам цепляться. Припоминаю фейерверк в Стамбуле. Мы стояли всем коллективом, общались, а он обиделся, что я, дескать, о нем забыла. Я потом полвечера ему доказывала, что искала его, но просто не могла найти - там же людей было море.

    Действительно, это есть... Саша очень уязвимый и до "Евровидения" был, а уж после... Просто не хочет, чтобы меня изменили медные трубы, считает, что я должна оставаться такой, какой он меня любит.

    - Провокационный вопрос. Если Саши, допустим, нет - кто из мужчин мог бы оказаться с тобой рядом?

    - Однажды мы с ним поругались (Саша, заткни уши) и я ему говорю: "Если так случится, что я сейчас очень сильно обижусь и уйду, мне уже никто не будет нужен. Вот так, по горло, сыта любовью! Не хочу больше страдать!".

    - И к кому пошла бы?

    - Ни к кому. Нет, честно, никто мне не нужен. Я отчетливо это осознаю, и мне приятно так считать.

    - Ты, наверное, хочешь стать матерью, подарить Саше ребенка?

    - И не одного - мальчика и девочку.

    - Когда же это станет возможно?

    - Сашенька, закрой уши! Нужно, чтобы вы все, наши друзья, собрались, связали нас, бросили в какой-то поезд или в машину и отвезли в Карпаты. Пожалуйста, отправьте нас туда, закройте где-нибудь в хате, и в Украине появится очень дикий, очень перспективный ребенок от двух классных родителей. Пожалуйста, наши друзья, сделайте это для нас, потому что сами мы пока не в состоянии. Мы постоянно в каких-то делах.

    "Побывав в Страсбурге, я, по-моему, Роксолану обставила"

    - У тебя не возникает иногда мысль: "Как это все уже надоело, набрыдло!"?

    - Ты что, я бы повесилась, если бы у меня такая мысль появилась.

    Только с утра что-то подобное в мозгу шевельнется. Я же сова - в три-четыре ночи готова сидеть за столом, что-то писать, придумывать. Ужасно коммуникабельная, люблю общаться с журналистами, музыкантами, но встать утром для меня трагедия. И вот представь себе, каждый день у меня в шесть-семь утра самолет. Я приезжаю в "Борисполь", а там - как в мультике: "Что, опять?". На таможне наши паспорта даже не открывают. Только скажут: "Не загораживайте тут все чемоданами". Мы же заезжаем с поклажей, с трембитами. Так что если я и побурчу, то только тогда, когда меня в полпятого утра поднимают. Говорят: "Руслана - в Афины!". Или: "Руслана - Варшава", "Руслана - Брюссель", "Руслана - Москва"... Бывает, просыпаешься и просто страшно становится.

    - Где я? Куда я?

    - Когда поднимаюсь, говорю себе: "Господи! Это все!", но... Проходит час, умылась, попила чаю и уже довольна. Мы вместе, все всё "догоняют", и жизнь снова прекрасна.

    - Где тот город, село или поселок, где тебе лучше всего? Где ты чувствуешь себя человеком?

    - Я немало поездила по Европе (и по Америке тоже). Не была еще разве что в Японии, но хочу ее увидеть. Как и Индию, Непал, Новую Зеландию... Вот мечта моего будущего! Знаешь, чем больше я езжу, тем больше делаю комплиментов каждой стране, причем совершенно искренне. Львовянам очень легко в таких городах, как Рига, Таллинн, Вильнюс, Хельсинки, Амстердам, Стокгольм... И Варшава, Прага, Гамбург по духу нам очень близки.

    - Львовянке вообще везде хорошо...

    - Я действительно чувствую себя в Европе как дома, но при этом все больше и больше осознаю, что мне хорошо во Львове, на кухне у моего отца. Хорошо в Карпатах! Есть и любимые города: Славск, Яремча, Рахов, есть домики, где я всегда останавливаюсь. У меня на Франковщине есть бабця. Это же нужно так! Я родилась на Франковщине, откуда родом и Роксолана, но, побывав вчера в Страсбурге, я, по-моему, Роксолану обставила. Она была в Стамбуле, а до Страсбурга не доехала.

    Есть много прекрасных мест в Украине: Ялта, например...

    - Руслана, каждый человек что-то обязательно загадывает - для себя, для своих детей, для своей страны. Сейчас, правда, все только о стране говорят, потому что понимают: какой будет она, такой будет и их жизнь, и детей. Какой ты видишь Украину лет через пять-десять? Что бы ты для нее хотела?

    - C учетом ситуации в политике и экономике заметные улучшения нам обещают лет через пять-десять. Мол, прибыль у нас будет такая-то и такая-то, жить будем так и так... Мне это обидно, потому что улучшения нужны уже сейчас. Я чувствую бешеный потенциал Украины, я очень много о ней знаю. Когда мы делали тур по замкам, я глубоко изучила ее историю. Узнала, например, что на территории нашей страны найдены следы шумеров, других древних племен. Когда мы делали "Дикi танцi", изучали весь карпатский регион, вообще фольклористику Украины. То есть даже с точки зрения этнического букета у нас страна уникальная.

    На каждой пресс-конференции я повторяю одну и ту же фразу (ума не приложу, откуда она возникла: я ее не придумывала, она будто из воздуха появилась). "Вы знаете, - говорю, - Украина больше готова дать, чем взять". И это точно! Моя страна очень доброжелательная, здесь живут люди, поразительные по своему трудолюбию, доброжелательности, гостеприимству... терпеливости.

    -...образованию...

    - Да, по образованию, по силе духа, характера. Я своей страной горжусь! Вспоминаю, как на Майдане я вставала перед собравшимися на колени. Я уже имею такую страну, о которой мечтаю, и хочу только, чтобы она процветала, добывала себе новые победы, чтобы все мы реализовывали свои мечты и надежды.










    © Дмитрий Гордон, 2004-2013
    Разработка и сопровождение - УРА Интернет




      bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100